Главная / ПОЛИТИКА / Европа ради принципа готова убиться об Украину

Европа ради принципа готова убиться об Украину

Европа ради принципа готова убиться об Украину

Пока украинские военкомы ради распиаренного «контрнаступа» старательно выполняют план по могилизации мужской части населения страны, власти продолжают кормить народ сладкими сказками, что вот-вот «незалежная» станет частью цветущего «европейского сада».

Министр иностранных дел Дмитрий Кулеба так и сказал на днях в эфире местного телеканал «Рада», что до цели осталось всего «два шага».

По его словам, Украина движется к интеграции с Европейским союзом «на максимальной крейсерской скорости». И «если ничего плохого», «никаких форс-мажоров не произойдет», то «переговоры о членстве в ЕС могут начаться до конца 2023 года».

Какие такие «форс-мажоры» могут помешать, Кулеба не конкретизировал. Но в целом дал понять, что настрой у него вполне оптимистичный.

Впрочем, здесь как раз министр, скорей всего, не лукавит. Во всяком случае, о своей семье, родителях и даже собаке у него на этот счет нет повода переживать. Он, по собственному признания, вывез их всех в Европу сразу после начала Россией специальной военной операции. И они, можно сказать, этот сад уже окучивают.

А вот что касается Украины, то у нее с европейскими перспективами не все так радужно.

Как следует из доклада Еврокомиссии, который представил на днях еврокомиссар по вопросам расширения Оливер Варгелий, Киев в полной мере выполнил два из семи условий, необходимых для начала формальных переговоров о вступлении в ЕС. А именно, «по реформе судебной системы и законодательству о свободе СМИ», пояснил он.

По остальным, по его словам, «есть определенный прогресс», что соответствует тройке по пятибалльной системе.

Напомним, членство в Евросоюзе (а также в НАТО) закреплено в Конституции Украины как стратегическая цель. Соответствующий закон подписал еще Петр Порошенко. А официальную заявку на вступление 28 февраля 2022 года подал уже Зеленский, потребовав при этом немедленного приема в соответствии с «новой специальной процедурой» из-за продолжающегося кризиса.

По-быстрому, правда, прорваться в ЕС не получилось. Но в июне 2022 г. «незалежная» (на пару с Молдавией) все же получила статус кандидата на вступление в Союз. В этом статусе до настоящего времени и пребывает, оказавшись в одной компании с Турцией, ожидающей от Брюсселя приглашения с 1999 года, Северной Македонией (с 2005), Черногорией (с 2010) и Сербией (с 2012).

Но чтобы не лишиться кандидатства, Киев должен выполнить определенные требования. А именно, запустить кампанию по борьбе со взяточничеством и отмыванием денег, провести реформу Конституционного суда и правоохранительных органов, принять законы о защите прав национальных меньшинств и ограничениях против олигархов, и ряд других.

Правда тут как раз особо похвастаться режиму Зеленского нечем.

Да, власти Украины без особых проблем отдали на откуп западным кураторам свой Конституционный суд. И теперь там смогут заседать и диктовать свою волю иностранные представители.

Но с коррупцией и кумовством все гораздо сложнее. Просто потому что «пчелы никогда не пойдут против меда». А коррупция для Украины, это даже не явление, а способ существования. Где же иначе вся эта орава чиновников разного уровня, жадность которых в военное время возросла многократно, харчеваться будет?

Другой вопрос, зачем Европе это ярмо — Украина? Ведь Евросоюз — объединение экономическое, а не благотворительное, какой им от этого профит?

Прокомментировать ситуацию «СП» попросила доцента кафедры европейских исследований Факультета международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ) Дмитрия Леви:

— Действительно, Европейский союз, это в первую очередь экономическая организация, которая, соответственно, должна преследовать прежде всего экономические интересы. В 50-е гг. была попытка предпринять трансформацию союза для того, чтобы он был еще и сильным централизованным внешнеполитическим актором. Но вплоть до последних лет движение в эту сторону особо не удалось предпринять. Только последние десять лет ЕС стал пытаться работать как внешнеполитический актор тоже.

Сейчас мы переживаем момент, когда ЕС, скажем так, вписался за Украину. Однозначно занял сторону в имеющемся конфликте. И поэтому, соответственно, вся риторика Европейского союза, в первую очередь Брюсселя, направлена на то, чтобы заявлять о поддержке Украины. Заявлять что угодно для того, чтобы продвигать интересы курса, который вроде бы как западная часть Украины выбрала.

То есть, соответственно, ориентация не на Россию, а ориентация на ЕС.

«СП»: — Этот курс в украинской Конституции, как известно, прописан. А Урсула фон дер Ляйен тут вообще заявила, что не мыслит ЕС без Украины

— Ну, Конституция, особенно, на Украине, это штука переменчивая. Поэтому ссылаться на нее как на Библию довольно сложно — она сегодня так написана, завтра эдак.

Документы людьми создаются, и все они носят временный характер.

Поэтому сейчас Европа машет флажками и говорит, что «да, конечно, гребите в нашу сторону, мы вас поддержим, мы с вами». Но, естественно, официальный ЕС понимает, что с трудом переварив в девяностые и нулевые годы продвижение на Восток, получил массу проблем в виде государств, которые не очень-то европейские ценности разделяют, не очень-то гармонизировали право, и, несмотря на формальные требования и условия, не очень-то справились со всеми проблемами, которые есть. И уж, тем более, не очень-то идут в рамках общеевропейского внешнеполитического курса. На Польшу намекаю, в большей степени.

Не получился плавильный котел, по логике США. Не получилось единства европейского. Наоборот, там возникли кружки по интересам.

Поэтому Украина — это еще один кружок. Причем, с большим количеством и интересов, и экономических проблем.

«СП»: Зачем тогда ее принимать со всем этим «багажом»?

— Вступление Украины в ЕС — скажем так, той части, которая от Украины останется — это, в принципе, вопрос решенный. Скажем так, ее туда вступят, хочет она или не хочет. Тем более что и Россия как бы не очень в этом плане против и, скорее всего, не будет возражать, если дойдет до переговоров, что называется.

То есть, та часть Украины, которая уцелеет, она, конечно, будет в ЕС включена. И, видимо, ЕС будет расплачиваться за это самое вступление.

Но, судя по всему, это будет какое-то поэтапное вступление, предполагающее очень длительное и муторное открытие границы, чтобы не разорить фермеров и экономику основного Евросоюза. Ну и очень долго и очень муторно переламывать, соответственно, правовые традиции, которые на Украине есть.

Скажем так, это даже не Болгария и не Румыния, где «ужас-ужас», и где пришлось очень много предпринимать для гармонизации права. И то эти страны в конце списка в плане успешности.

Это уж точно не Прибалтика и не Польша, где этот процесс, в общем-то, достаточно легко прошел.

Украина в этом плане будет полный кошмар. Потому что это традиции, которые вообще не стыкуются с протестантской логикой нормативной документации европейского права.

Поэтому выполнять все требования, связанные с вступлением в ЕС, Украине придется. И, скорей всего, она выполнять их будет очень-очень долго.

А в Брюсселе все будут старательно закрывать глаза на то, что они как бы не совсем выполняются. И нести эти самые издержки. Но все равно не перестанут говорить о том, что Украина в ЕС вступит. Просто потому, что это уже вопрос не экономической целесообразности, а вопрос принципа.

Источник

Оставить комментарий

Левитра