Главная / ЗДОРОВЬЕ / Доктор, как мне без таблеток жить? В России сильные лекарства есть, но пациенты их не дождутся

Доктор, как мне без таблеток жить? В России сильные лекарства есть, но пациенты их не дождутся

Доктор, как мне без таблеток жить? В России сильные лекарства есть, но пациенты их не дождутся

Инновационные лекарства, способные справиться с тяжелейшими недугами, в России есть. Но пациенты их не получат. Хотя бы потому, что с конца 2022 года комиссия Минздрава РФ, рассматривающая заявки фармакологических компаний о включении препаратов, в том числе — новейших, в перечни закупаемых в рамках госзаказа важнейших и дорогих лекарств, одобрила только одну новую позицию в список ЖНВЛП (жизненно-необходимые и важнейшие лекарственные препараты). Вдумайтесь, всего одну! В список же ВЗН (высокозатратные нозологии — лекарства, без которых граждане просто не могут обойтись), вообще не было добавлено ни одного наименования.

А ведь в рамках программы ВЗН пациенты с гемофилией, муковисцидозом, гипофизарным нанизмом, болезнью Гоше, злокачественными новообразованиями, рассеянным склерозом и другими тяжёлыми и часто мучительными заболеваниями получают дорогостоящие лекарства бесплатно.

И это ещё цветочки. Минздрав вновь перенес на неопределенный срок заседание этой комиссии.

Несмотря на то, что есть постановление 871, в котором сказано, что заседания проводятся до 10-го числа второго месяца квартала, следующего за кварталом, в котором представлено предложение.

Вроде бы, всё понятно написано. Но в этом квартале заседания переносились уже дважды. А без решения комиссии новых препаратов многие пациенты вовремя не получат. Из-за прерванной терапии могут начаться необратимые для организма процессы, которые можно было бы предотвратить, принимай человек лекарства. То есть перенос заседаний в определённом смысле ставит под угрозу жизни пациентов.

И это при том, что цены на многие препараты ползут всё выше, а проблем с поставками импортных лекарств всё больше. Затягивание Минздравом принятия решений по включению в списки ЖНВЛП и ВЗН заграничных лекарств с горем пополам ещё можно объяснить отсутствием гарантий поставок. Но отечественные-то препараты нужно включать! Тем более, что нам всё время твердят, какой прорыв за последние несколько лет сделала отечественная фармакология!

Но лекарства мало изобрести и произвести, ещё нужно сделать их доступными для больных. А препараты зачастую стоят столько, что средний гражданин год будет работать на недельный курс. Да ещё их надо исхитриться достать. Минздрав же вместо того, чтобы продвигать отечественные лекарства на российском рынке и делать их доступными, тормозит этот процесс.

Адвокат и общественник Дмитрий Аграновский считает, что виновных в затягивании включения инновационных препаратов в перечни госзакупок, пора призвать к ответу.

— Вообще-то, по Конституции жизнь и здоровье людей являются наивысшей ценностью. И деятельность всех государственных органов должна быть подчинена сохранению этой ценности. Конечно, у Минздрава могут быть какие-то резоны, какие-то уважительные причины, по которым чиновники откладывают принятие решений по включению препаратов, в том числе — отечественных, в списки. Но больным-то от этого не легче!

Раз Минздрав не может собрать комиссию в положенный срок, значит, он должен лучше организовывать свою работу. Ведь в данном случае, речь идёт о закупках и последующем предоставлении дорогостоящих препаратов бесплатно или по льготной цене. Потому что их цена бывает настолько высока, то многие люди просто не имеют таких денег.

Я сам покупаю лекарства родителям, и знаю, что сколько стоит. И если, скажем, пенсионер одинокий, или его дети имеют невысокие зарплаты, то приобретение лекарств буквально становиться вопросом жизни и смерти. Это ведь только в статистических отчётах у нас доходы растут. На деле-то они падают.

«СП»: Можно ли как-то повлиять на чиновников от медицины?

— Если, скажем, будет установлена причинно-следственная связь между задержкой с включением лекарственных препаратов в списки для госзакупок и наступившими общественно-опасными последствиями, то можно и в суд подать, заявление в правоохранительные органы написать.

К сожалению, такой практики, насколько я знаю, пока нет или она минимальна. Но все госорганы, в том числе, и Минздрав, обязаны работать в соответствии с нормативными документами. И если он раз за разом откладывает работу комиссии, то я, как налогоплательщик, считаю его работу неудовлетворительной.

Конечно, чиновники могут найти тысячу причин, чтобы объяснить перенос. И они наверняка будут казаться уважительными, особенно для неспециалистов. Но если вот я, например, не выполню вовремя свою работу, ко мне применят различные санкции. Или налоги не вовремя заплачу, ко мне тоже применят санкции. Как и ко всем остальным гражданам. Так что и госорганы в свою очередь обязаны работать, как часы. Если они не в состоянии это организовать, значит, надо оргвыводы делать, кадровые вопросы решать, считает Дмитрий Аграновский.

Пока же получается, что врачи бьются за жизнь и здоровье пациентов, разрабатывают наиболее эффективные схемы терапии, А минздрав выбивает у них почву из-под ног, оставляя больных без лекарств. Такая позиция может поставить крест на эффективности реализации национального проекта в сфере здравоохранения. Или, по крайней мере, очень сильно её усложнить.

Социолог Мария Домарёва обращает внимание на то, что проблема нехватки и дороговизны лекарств затрагивает многих граждан.

— Всё чаще слышу от знакомых тревожные новости: то ребенку-инвалиду не выдадут препарат для тяжелых форм псориаза, потому что на четвертый квартал не хватило, то исчез импортный противоопухолевый препарат, а пациентов переводят на белорусские аналоги.

Люди волнуются, рассматривают варианты доставки из-за границы от знакомых. Но все еще живут надеждой, что расшатанная логистика организуется, а санкции по жизненно важным препаратам не ударят. И, главное, у государства найдутся деньги на те недешевые препараты, которым замены нет.

Если же дефицит лекарств будет развиваться по худшему сценарию, то в довольно близкой перспективе государство имеет все шансы получить обширную группу граждан, которых надо лечить срочно, причем лечить как само заболевание, так и последствия не-лечения или некачественных заменителей.

Сложно представить, что тяжело больные люди будут способны на протесты. Однако, это вполне можно ожидать от их близких и друзей. Ведь совсем недавно страна видела одиночные пикеты уже родителей больных муковисцидозом. А тогда экономическая ситуация была поздоровее, как и пациенты многочисленных клиник страны, напоминает Мария Домарёва.

Вот так и хочется задать вопрос нашему министру здравоохранения: он, что, хочет, чтобы доведённые до отчаяния люди стали митинги у Минздрава устраивать? Обострять и без того непростую ситуацию в стране? Неужели нельзя организовать злополучное заседание! Или для него жизнь и здоровье граждан — пустой звук?

Источник

Оставить комментарий

Левитра