Главная / ЭКОНОМИКА / Эксперты оценили экономические последствия изменения налоговой системы

Эксперты оценили экономические последствия изменения налоговой системы

Снижение инфляции, рост нормы потребления и «негативный опыт Трампа»: как эксперты оценивают влияние изменения налоговой системы на российскую экономику — в материале РБК

К возможным макроэкономическим последствиям предлагаемого правительством изменения налоговой системы с 2025 года относятся рост нормы потребления, снижение инфляции и некоторое замедление темпов экономического роста. Но многое зависит от направления госрасходов — государство может оказаться более активным инвестором, в результате чего в целом по экономике будет обеспечен прирост инвестиций. К такому выводу пришли опрошенные РБК экономисты. По их словам, эффект на экономическую динамику будет определяться направлениями трат поступивших дополнительных доходов, а также деталями федерального инвестиционного вычета для компаний.

Эффект перераспределения

По действующему базовому прогнозу Минэкономразвития, ВВП в 2025 году увеличится на 2,3%, и в последующие периоды будет прирастать аналогичным темпом (на 2,3–2,4% ежегодно). Ожидания ЦБ умереннее: на 2025 год регулятор закладывает рост экономики в диапазоне 1–2%, на 2026-й — 1,5–2,5%. Оба прогноза были представлены в апреле 2024 года, до объявления основных параметров предлагаемого изменения налоговой системы, которое предполагает увеличение прогрессии по НДФЛ, повышение налога на прибыль на 5 п.п. и ряд других новаций.

Рост налогов приведет к перераспределению госбюджета в эквиваленте около 1,4% ВВП в год, говорит главный макроэкономист УК «Ингосстрах-Инвестиции» Антон Прокудин. Как ранее писал РБК, только в 2025 году дополнительные доходы бюджетной системы от повышения налогов оцениваются Минфином в 2,6 трлн руб. Если параллельно увеличатся госрасходы на сопоставимую сумму (что в принципе возможно, поскольку все потенциальные дополнительные поступления не относятся к нефтегазовым. — РБК), то потери вследствие комбинации мультипликативных эффектов (рост налогов на 1 руб. отнимает у экономики больше, чем дает рост расходов государства на 1 руб.) приведут к торможению экономики, по грубой оценке, на величину в пределах 0,7% ВВП в год, указал Прокудин.

Если же государство часть этих средств на расходы не направит, а использует их для сокращения дефицита бюджета, то потери ВВП окажутся большими, допускает экономист. В 2024–2026 годах исполнение федерального бюджета ожидается с дефицитом на уровне 0,9% ВВП в 2024 году, 0,4% в 2025-м и 0,8% в 2026-м, следует из действующего закона о бюджете.

«По нашим оценкам на данных с конца 1980-х по настоящее время, рост государственного потребления в ВВП на 1 п.п. снижает рост примерно на 0,5 п.п. в среднем по выборке стран, сходных с Россией по уровню подушевого ВВП», — говорит экономист Bloomberg Economics Александр Исаков.

Еще неизвестно, какие запланируют расходы бюджета на 2025 год, но темпы их наращивания, вероятно, замедлятся, полагает главный экономист «Тинькофф Инвестиций» Софья Донец. Она напомнила, что в 2024 году Минфин запланировал потратить на 4 трлн руб. больше, чем годом ранее (36,6 трлн против 32,4 трлн руб.).

«Новые деньги — в большой степени история про закрытие уже сформировавшейся с начала этого года необходимости в дополнительном финансировании», — считает она. В результате «чистый эффект» на экономический рост будет «от нейтрального до слабоотрицательного», прогнозирует Донец.

«Мы предполагаем, что даже с учетом налоговых инициатив скорость наращивания расходов бюджета будет снижаться. А вот навстречу будет двигаться более высокая скорость увеличения доходов, потому что повышение налоговой нагрузки планируется существенное. В итоге получится, что «минус» [для ВВП] может оказаться чуть больше, чем «плюс», — сказала Донец.

Экономика

Совокупный эффект на деловую активность и ВВП будет существенно зависеть от того, в какой пропорции, на какие цели и с какой эффективностью будут потрачены дополнительные бюджетные доходы, подтверждает директор группы суверенных и региональных рейтингов АКРА Дмитрий Куликов. «Фискальные мультипликаторы для разных типов госрасходов, сделанных в разное время, отличаются и по знаку, и по величине», — констатирует он.

Как ранее заявляли в Минфине, дополнительные доходы будут направлены на выполнение социальных обязательств государства — реализацию нацпроектов «Семья», «Молодежь России», «Продолжительная и активная жизнь», повышение социальных выплат, продление материнского капитала и т.д. Государство планирует увеличить вложения в инфраструктуру, строительство жилья, дороги, финансирование мер поддержки бизнеса, сферы высоких технологий, говорилось в материалах Минфина. «Военный» бюджет России также растет, и в 2024 году совокупные расходы на оборону и безопасность составят 8,7% ВВП, заявлял президент Владимир Путин.

При этом оборонно-промышленный комплекс из всех отраслей экономики наименее чувствителен к налоговым изменениям, обращает внимание руководитель Института развития предпринимательства и экономики Артур Гафаров. И именно он был одним из драйверов роста ВВП страны в последние годы, отмечает эксперт.

Экономика

Опыт Трампа

Основным объектом изменения налогов станет корпоративный сектор — повышение налога на прибыль только в 2025 году обеспечит бюджету 1,6 трлн руб. дополнительных доходов, отмечает Донец. По ее словам, это укладывается в логику «обнаружить маржу и собрать с нее побольше налога».

«Конечно, когда забирается больше из маржи, становится меньше возможностей для выплаты бонусов, для повышения зарплат, для новых инвестиций, для расширения бизнеса», — констатирует Донец.

С ней солидарен заведующий лабораторией финансовых исследований Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара Алексей Ведев. «У нас 50% инвестиций составляют собственные средства предприятий. Увеличение на 5 п.п. налога на прибыль уменьшает собственные средства и, соответственно, снижает финансирование инвестиций», — указывает он.

С одной стороны, здесь очевидная цепочка: «меньше прибыли — меньше инвестиций», и наоборот, говорит руководитель направления анализа и прогнозирования макроэкономических процессов ЦМАКП Дмитрий Белоусов. С другой — есть поведенческие нюансы, которые показывают, что «в реальной жизни все сложнее, чем в экономике». «Помните налоговую реформу Дональда Трампа? Вроде все совсем просто: уменьшили налог на корпоративную прибыль, увеличились инвестиции. Очевидно? И Трампу очевидно. Но в итоге инвестиции не выросли. Прирост доходов компаний ушел в рост сделок по слиянию и поглощению», — отметил Белоусов. Тогда на тот момент президент США Дональд Трамп снизил налог на прибыль юридических лиц с 35 до 21%.

Кроме того, далеко не вся прибыль корпоративного сектора России используется на инвестиционные цели, утверждает Белоусов. «На выплату дивидендов уходит довольно много, довольно активно выводили [за рубеж] до последнего времени, да, если честно, и сейчас тоже», — отмечает он.

В результате за счет перераспределения средств может произойти так, что «государство окажется более активным инвестором», в результате чего в целом по экономике будет обеспечен прирост инвестиций, допускает Белоусов.

По оценкам Минфина, компаниям в целом удалось преодолеть вызовы, связанные с санкциями, а для ряда отраслей открылись новые рынки после ухода иностранных конкурентов. Многие отрасли перешли из разряда стабильно нерентабельных в рентабельные, считают в министерстве. Действующая сейчас ставка налога на прибыль (20%) — одна из самых низких среди развитых экономик, отмечают в Минфине.

Эффект на инвестиции будет сильно зависеть от деталей реализации федерального вычета, считает Куликов. «Априори эффект повышения ставок на активность скорее отрицательный, но вычет может значимо увеличить стимулы для инвестиций и их объем (включая госинвестиции) и в итоге скомпенсировать это влияние», — оптимистичен он.

Вырастут ли цены

Обычно увеличение налоговой нагрузки предприниматели стараются компенсировать через рост цен на свою продукцию и услуги, отмечает эксперт Института налогового менеджмента и экономики недвижимости НИУ ВШЭ Надежда Голубенцева. Так, например, о возможном росте цен на товары и услуги уже предупредили представители IT-сектора, налог на прибыль для которых планируется увеличить до 5% с нулевого уровня.

В современных условиях повышение цен не всегда и не везде возможно в силу ограниченности спроса, финансовых ресурсов у потребителей, высокой конкурентной среды, полагает Голубенцева. Поэтому влияние увеличения налога на прибыль на инфляцию вряд ли будет существенным, считает она.

Если компании попытаются переложить эффект от повышения налога на прибыль в цены, это будет «игра с нулевой суммой», говорит Донец. «Налог на прибыль увеличится у всех, и если все попытаются его перенести в цены, то цены вырастут на столько же, на сколько и издержки, и в итоге получится нулевой эффект», — считает она.

Если посмотреть на структуру инфляции сегодня, то преобладающую долю в ней занимают услуги, стоимость которых зависит в том числе от зарплат. «Когда у работодателя становится чуть меньше свободных денег для того, чтобы повышать зарплаты или выплачивать бонусы, это является дезинфляционным фактором», — отметила Донец. А если проинфляционный эффект и будет, то его влияние окажется краткосрочным, полагает она.

Экономика

Основной налог, который прямо влияет на стоимость товаров массового потребления, — НДС, и он остается неизменным, отметил Гафаров. Повышение же налога на прибыль не оказывает прямо пропорционального эффекта на конечный продукт: оно будет «растворено» внутри финансово-производственной системы компаний и до потребителя дойдет только частично, прогнозирует он.

Хотя ставки НДС не меняются, признание компаний на упрощенной системе налогообложения с годовым доходом более 60 млн руб. плательщиками НДС принесет бюджету дополнительно 473 млрд руб. в год, отмечалось в финансово-экономическом обосновании к налоговому законопроекту.

По состоянию на конец мая годовые темпы роста цен составили 8,07%, сообщали в Минэкономразвития.

По оценкам Bloomberg Economics, повышение налогов сократит рост цен на величину до 1 п.п. в следующие 12 месяцев по сравнению с ситуацией неизменных расходов правительства и их финансирования за счет роста госдолга, говорит Исаков.

Рост нормы потребления

Увеличение НДФЛ затронет наиболее обеспеченные слои, и это может сформировать изменения в норме потребления, считает Белоусов. В рамках повышения подоходного налога средства от группы, которая конвертирует основную часть доходов в сбережения (вклады, финансовые активы и т.д.), будут в виде различных выплат и господдержки переданы группе, которая направляет доходы в основном на потребительские расходы.

Повышение НДФЛ затронет 3,2% работающего населения, это принесет федеральному бюджету около 533 млрд руб. в 2025 году, оценивают в Минфине. В то же время около половины всех семей с двумя и более детьми в России (это семьи с невысокими доходами) получат налоговый «кешбэк» на сумму около 101 млрд руб. в масштабах всей страны.

«Мы забираем у сберегающих и отдаем потребляющим. Это может привести к росту нормы потребления в экономике и ускорению оборота средств», — прогнозирует Белоусов.

При прочих равных такое перераспределение ускорило бы инфляцию, однако в нынешних условиях этот эффект будет сбалансирован бюджетным фактором, считает экономист. В условиях высоких процентных ставок и дорогого обслуживания долга перед Минфином начинает появляться «призрак впадания в дефицит» и, как следствие, необходимости в «той или иной форме эмиссии». Сбалансированность бюджетной системы за счет повышения налогов является мощным антиинфляционным фактором, который перевесит остальные, полагает Белоусов.

«В случае с инфляцией положительный [дефляционный] эффект перебьет отрицательный, потому что ускорение оборота средств увеличивает инфляцию не очень сильно, а [потенциальная] эмиссия — очень сильно», — рассуждает экономист.

Эффект бюджета на совокупный спрос и инфляцию действительно ярко выражен, и в дальнейшем он может усилиться — если пороги НДФЛ не будут индексироваться, прогнозирует Куликов.

«Если нижняя граница повышенной ставки 2,4 млн руб. останется неизменной в период с 2025 по 2030 год, то доля людей, которые за это время пересекут указанную границу в сторону большей налоговой ставки, составит около 2,5%. Таким образом, в сценарии без инфляционных шоков доля людей, живущих в домохозяйствах, облагаемых по ставке выше 13%, может увеличиться примерно на 5 п.п. за шестилетний период», — говорит экономист.

Этот процесс повысит среднюю налоговую нагрузку и увеличит степень перераспределения доходов через бюджет, утверждает Куликов.

В России значительный уровень доходного и имущественного неравенства между людьми. В 2023 году, по данным Росстата, 10% населения с самыми высокими доходами получали в среднем в 14,8 раза больше доходов, чем 10% наименее обеспеченных граждан. Эксперты Центробанка в 2023 году пришли к выводу, что увеличение разрыва в доходах населения ведет к замедлению темпов роста ВВП в России. Расширение прогрессии НДФЛ может снизить неравенство в доходах между гражданами, утверждали эксперты РАНХиГС.

Поделиться Поделиться Вконтакте Одноклассники Telegram

РБК в Telegram

На связи с проверенными новостями

Глава Ингушетии впервые рассказал о задержании брата, которого подозревают в хищении 
2 млрд руб.

Офис Зеленского не будет обращаться в Конституционный суд для подтверждения легитимности

Цены на газ в Европе подскочили до максимума с декабря прошлого года

Ливни вызвали сильные наводнения на юге Германии. Видео

Блиновская подала заявление о банкротстве. Подробности

Дональд Трамп заявил, что считает ядерное оружие самой большой угрозой для человечества

Что будет с ключевой ставкой 7 июня. Аналитики дали прогноз

Начались съемки продолжения «Чебурашки». Первые кадры

Что пьет Петербург во время ПМЭФ. Подробности

Что известно о новой Lada Iskra. Все подробности за три дня до премьеры

Курс доллара в июне 2024-го: cможет ли рубль выйти из диапазона ₽88-94

Мердок запланировал производство вина «мирового класса» в поместье, где прошла его свадьба

Акции холдинга Уоррена Баффета рухнули почти на 100%. Что произошло?

Авторы Теги

Источник

Оставить комментарий

Левитра